Об особенности использования фамилий в украинской крестьянской среде

Получение фамилий на территории Российской Империи происходило не единовременно.
Например, в Тверской губернии фамилии вообще стали появляться только после революции. Моя собственная фамилия Семёнов (Алексинский уезд Тульской губернии) была первый раз зарегистрирована в метрической книге в 1871 году.

Точно назначались фамилии отслужившим солдатам, и они с гордостью этим пользовались. Иногда происходило так. что один священник записывал фамилии, а другой — нет.
Являлись ли все носители одной фамилии родственниками? Если мы говорим про какой-то маленькую деревню, село, то без сомнения, да.

По своим Семёновым я докопался и точно установил, что да — являлись. Был найден тот самый Семён, от которого пошла эта фамилия (в моём случае с момента смерти основателя фамилии до её первой письменной фиксации прошло не меньше 100 лет, и так бывает весьма часто).

Часто бывало так. что параллельно функционировало 2 фамилии,а иногда и три. И в 1930-1940-ых годах, когда фамилии закрепились юридически, часто можно увидеть исправления в старых метричках — люди просили ЗАГС исправить «отжившую» фамилию, точнее ту, которую они не выбрали своей официальной фамилией. Вообще в сельской местности всегда разделяли фамилию (когда они появились) и прозвище «по уличному». На Украине «уличное» прозвище называли прізвисько (не путать с украинским словом «прі?звище» , собственно, «фамилия»).

На Украине и фамилии и прізвиська фиксировались в документах намного раньше, чем в России. Фамилия и прізвисько были полной формой “наименования” человека, в то время как в России такой формой было отчество, на Украине же, наоборот, отчества не были популярны. Так например, если бы мой предок Васильев Васильев неожиданно встретил бы на дороге, скажем, Пантелеймона Романюка и спросил бы, как его зовут, то услышал бы в ответ «Пантелеймон Романюк». А сам бы он представился «Василий, Васильев сын».

Назначение фамилий произошло единовременно только у евреев, это было связано с тем, что после присоединения польских территорий необходимо было срочно поставить евреев на налоговый учет. В короткое время все евреи получили фамилии, обычно их самих спрашивали, какую фамилию они хотят записать. Кстати, возглавлял эту комиссию Гавриил Державин.
А вот с русскими крестьянами подати платили «миром», таким образом это была обязанности волостного старшины знать всех, а не государства.

Государство начало наводить порядок с фамилиями после начала военной реформы 1874 года. «Военные присутствия» обязаны были получать список рожденных по каждой деревне, как только человек входил в призывной возраст. Естественно, когда фамилии не употреблялись, возникала путаница. Но как ПО ШАГАМ происходило так, что сельскому священнику кто-то «бил по шапке» и говорил, — пиши фамилии — неизвестно.

Другие национальности бывшей Российской империи — например, татары, башкиры, якуты и т.д. получили фамилии только при советской власти.

Отдельным и крайне интересным моментом был институт при(й)мачества.

Когда крестьянин приходил в дом жены — это называлось «пойти в при(й)маки (прыймы)» — и в этом случае священник в церкви отдельно отмечал, что тот-то тому-то ЗЯТЬ. Как мы увидим, в церкви села Высокого Таращанского уезда Киевской губернии священник отмечает, что

«Родился 31 января 1829 года у поселянина села Высокого Прокопа Романюкового зятя и жены его Марфы дочь Мария.»
Тут Прокоп- имя отца, а Романюк- девичья жены и фамилия, соответственно, её отца. Сама фамилия жениха не сообщается, ибо он теперь — часть дома Романюков, а его личная фамилия, раз он скатился до такой жизни, что пошёл в дом невесты, никого не волнует. Её разве только и можно найти в записи о браке.